Леди и ампутированный

Леди и ампутированный
В мире, который я изучаю, можно выделить два типа людей. Те, кто видят большую белую собаку, неуклюже ковыляющую по улице, грустно улыбаются и говорят «ой… бедный малыш» и те, кто трясет головой в удивлении и произносит «Ух ты. Он просто невероятен, не правда ли?»
Я раньше относилась к первому типу. Любое отклонение у животного заставляло меня повернуть голову и посмотреть. Я была уверена, что животное предпочло бы быть полноценным или не быть вообще, чем жить с человеком с добрыми намерениями и комплексом бога.
А потом у нашего пса Полара диагностировали остеосаркому. Рак кости. Передней правой лапы.
Диагноз меня шокировал. А рекомендуемое лечение еще больше. Ампутация. А затем химиотерапия. Предполагаемый срок жизни полгода. В лучшем случае год. Это казалось суровым приговором. Отрезать лапу? На самом деле? Это лучшее, что может сделать современная ветеринария?
Из клиники домой я приехала ошеломленная. Мысль потери Полара была недопустимой. Но ампутация? Полар огромный пес. Как он сможет передвигаться? Или точнее вопрос в том, как я смогу с ним справляться?
Позже в тот день, находясь все еще в оцепенении, я позвонила подруге, которая любит собак, она точно согласилась бы со мной, что отрезать лапу это варварство. Вместо этого она рассказала мне историю о свое собаке, которую я раньше не слышала – о Кэссиусе, боксере, которому поставили диагноз рак кости. Ему ампутировали лапу… и он прожил еще один счастливый год полноценной активной жизнью. «Это большой срок для собаки», – напомнила она мне.
Другой мой друг показал онлайн сообщество людей, у чьих собак рак кости. Я прочитала их триумфальные истории. И душераздирающие рассказы. Мое сознание начало открываться.
Мы посмотрели видео празднования трехлапых, как они себя называют. Мы видели собаку с ампутацией, бегущую за фрисби, выступающую по аджилити, дремлющую в теньке. Большие трехлапы и маленькие трехлапки. Ампутированная передняя или задняя лапы.
В итоге трехлапые нас убедили. К тому же тот факт, что у нас трое детей, заставлял нас показать им, что когда в жизни живого существа появляется болезнь, нужно сделать все возможное, чтобы вытянуть его из беды. Полар, похоже, не спешил с нами расставаться.
Утром, когда я забрала Полара с ампутированной лапой от ветеринара, он сам шел – менее чем через 24 часа после операции. Оптимизма прибавилось.
Но ненадолго. Я постоянно переживала, хотя внешне старалась казаться сильной. Группа в Yahoo не один раз помогала сохранить мне здоровую психику, предлагая радушный прием и жизненный совет, которые определенно спасали меня.
Я училась у своих других двух собак, которые полностью обнюхали Полара по приезду домой после операции и быстро вернулись к своим обыденным делам. Его сестра Кира, которая была преданна ему, собрала игрушки по всему дому и бросала ему по голове. Полар спал, окруженный косточками для жевания и другими игрушками. Она дала ему 24 часа на восстановление, а потом принялась надоедать Полару, чтобы он поиграл с ней, невзирая на отсутствие лапы.
Похоже, что Полара не смущала потеря. Конечно, он быстрее устает на прогулках. Иногда он спотыкается и падает. Но прошло 9 месяцев со дня определения диагноза и 8 с операции. Полар прошел химиотерапию и освободился от рака. Мы поняли, что у рака есть плохая привычка появляться в другой части тела. Но сейчас Полар продолжает удивлять нас… и всех кого встречает.
Просто потрясающе.

Lady and the Amp.

26собак

Не теряйте нас, подписывайтесь на страничку вконтакте vk.com/26dogs.